Eifman Ballet
DIANA VISHNEVA: ON THE EDGE
LES BALLET DE MONTE-CARLO
Kings of the Dance Tickets
POLINA SEMIONOVA & FRIENDS
SOLO FOR TWO: NATALIA OSIPOVA & IVAN VASILIEV
MIKHAILOVSKY BALLET
MARIINSKY BALLET

Diana Vishneva: Beauty in Motion

Разнородные чудеса
Блеск и нищета решений балетного жюри
Анна ГОРДЕЕВА
2009-04-20

Golden Mask Award

Diana Vishneva and Sergei Danilian

Абсолютным триумфатором балетной «Маски» стала мариинская балерина Диана Вишнева: ей достались награды за лучшую женскую роль и за лучший спектакль, а также приз прессы. Год назад в Москве впервые показали придуманный продюсером Сергеем Даниляном уникальный проект «Диана Вишнева. Красота в движении» -- три одноактных балета, заказанных трем хореографам (Алексей Ратманский, Мозес Пендлтон, Дуайт Роден). Эта программа, в момент появления не относящаяся ни к какому из стационарных театров (два месяца назад ее все-таки купила в репертуар Мариинка, теперь она в программе «Белых ночей»), стала главным событием не только прошлого сезона (за который нынче и раздавали «Маски»), но, пожалуй, и десятилетия.

Но на фоне сезона она выделялась особенно. Театры дружно кинулись вспоминать былое -- посмотрите, с чем «Красота» соревновалась. «Баядерка» из Новосибирска -- классический спектакль Мариуса Петипа, в который осуществлявший постановку Игорь Зеленский чуть подсыпал мужских трюков. «Карнавал» Мариинки -- столетней давности спектакль Михаила Фокина, реставрированный Сергеем Вихаревым. «Корсар» из Перми -- еще одна классическая редакция старинного спектакля (отрепетировавший балет Василий Медведев тоже оказался среди балетмейстеров). «Сильфида» Большого -- тексту более 150 лет, расчистил его Йохан Кобборг. «Урок» Флеминга Флиндта сочинен в 1964 году и лишь полтора года назад приобретен Большим (с подачи того же Даниляна, иначе бы не собрались). Еще «Пламя Парижа» -- хоть и сделанный в диалоге с образцовым советским балетом, но совершенно авторский спектакль Алексея Ратманского -- вот только спектакль не очень удачный. В результате естественный триумф Вишневой, станцевавшей три оригинальных балета. И станцевавшей их образцово: ее изменчивая и дерзкая Луна в «Лунном Пьеро» Ратманского, ее осторожно-томный Нарцисс в миниатюре Мозеса Пендлтона, где артистка будто погружается в громадное зеркало, ее вольные танцы в «Поворотах любви» Дуайта Родена утвердили статус Вишневой как лучшей балерины сезона.

На церемонии балерина сообщила, что «ехала за двумя «Масками», а получила три». Зал усмехнулся самоуверенности девушки, но не возроптал: в конце концов если человек сделал что-то стоящее, он имеет право знать себе цену. Но третья «Маска» действительно была сюрпризом: приз критики никогда еще не вручался балетным спектаклям. По простой причине: журналистов, что пишут о драматическом театре, гораздо больше, чем тех, что отслеживают жизнь театра балетного, -- при простом голосовании драма всегда побеждает. Но в этот раз (думаю, что могу открыть секрет -- да и что тут скрывать) на обсуждении возможных лауреатов и «драматические» коллеги находили только восторженные слова о мариинской балерине. То есть не просто знали, кто это, но пошли смотреть, восхитились и признали превосходство Вишневой над всеми своими любимцами. Собственно говоря, это одно из свидетельств того, что проект действительно выдающийся -- он захватывает не только тех, кто живет балетом.

За главную мужскую роль «Маску» присудили Игорю Зеленскому (Солор в «Баядерке»): мариинский танцовщик, вот уже пару лет возглавляющий балетную труппу Новосибирского театра (и воспроизведший любимый спектакль Петипа в Сибири именно для того, чтобы самому его еще потанцевать), вполне приз заслужил. Конечно, сейчас его Солор не тот, что лет десять назад, -- сказываются травмы, карьера длится уже третий десяток лет... Но в этой «Маске» нет ни капли пенсионного снисхождения -- лишь дань уважения мастеру.

И это все хорошие новости в балетно-танцевальных номинациях.

Потому что, как и ожидалось, жюри вслед за экспертным советом, выбравшим шорт-лист «современного танца» по принципу «не все ли равно кто -- все фрики», вцепилось влюбленным взглядом в эстрадные творения Сергея Смирнова. Лучшим спектаклем признали его «Глиняный ветер» -- те самые сны бомжа, что тревожат тени дягилевских балетов. (Иногда хочется, чтобы привидения действительно существовали -- вот явился бы к г-ну Смирнову призрак Сергея Павловича, объяснил бы, что можно делать, чего нельзя.) Но пострадала не только эта номинация: в конце концов здесь от «Маски» давно ничего не ждут и репутация ее невелика. Высокое жюри ухитрилось присудить г-ну Смирнову и звание лучшего хореографа -- и это уж очень странно.

Дело в том, что номинация общая -- в ней значатся и сочинители балетов, и те авторы, что работают в современном танце. То есть рядом с г-ном Смирновым были Сергей Вихарев, Игорь Зеленский, Йохан Кобборг, Василий Медведев и Алексей Ратманский. Любая работа по реконструкции и реставрации более заслуживает названия хореографии, чем полчаса попсовой подтанцовки. Любая неудача Ратманского -- это неудача, но Ратманского; она на 5 тыс. метров выше удачи Смирнова. Что должно было случиться с жюри, чтобы наградили «Глиняный ветер»? Загадка.

Итог: в истории год останется без имени хореографа, под именем балерины. Без успехов академических театров, с триумфом отличной антрепризы. (В качестве утешения Большому, выставившему три спектакля и не получившему ничего, был выдан специальный приз жюри «за дуэт» Наталье Осиповой и Вячеславу Лопатину, паре, что действительно соответствует друг другу в необоримо московской манере танца -- что бы ни танцевали, все похоже на «Дон Кихота».) С глупостями жюри, что скоро забудутся. С Дианой Вишневой, что останется навсегда.