Eifman Ballet
DIANA VISHNEVA: ON THE EDGE
LES BALLET DE MONTE-CARLO
Kings of the Dance Tickets
POLINA SEMIONOVA & FRIENDS
SOLO FOR TWO: NATALIA OSIPOVA & IVAN VASILIEV
MIKHAILOVSKY BALLET
MARIINSKY BALLET

Diana Vishneva: Beauty in Motion

Герои «Маски»
Сергей Данилян, номинация «Лучший спектакль», «Диана Вишнева: красота в движении», проект Сергея Даниляна


Как вы считаете, чем вызван успех «Красоты в движении»?
Причин успеха много, но самая главная — личность артиста, балерины Дианы Вишневой. Случай сам по себе беспрецедентный, когда на одну балерину сразу три хореографа сделали индивидуальные работы, используя ее талант танцовщицы и актрисы. Диана уникальная балерина, открытая для всего нового, бесстрашная, смелая, ничего не боится, все ей интересно, все хочется попробовать, пока молодая и в расцвете сил. Ведь ее можно увидеть и в традиционном классическом репертуаре. И вот вам реальная возможность, посмотрев проект «Красота в движении», понять насколько широк ее артистический диапазон. Он не имеет границ. Все три хореографа проекта — и Алексей Ратманский, и Мозес Пендлтон (Moses Pendleton), и Дуайт Роден (Dwight Rhoden) — представляют не только разные поколения артистов, но и совершенно разные по своим художественным принципам и стилю в современном балете школы. Однако вместе в таком проекте ни одна из работ не потеряла своей ценности и не затерялась, а достойно заняла свое место и очень органично раскрыла новые грани таланта балерины. Другая причина, возможно, — успех нашего предыдущего проекта, мужского, «Короли танца», который, естественно, вызвал много вопросов, среди которых был и вопрос: а будут ли нами подобные проекты продолжены? Но на момент показа «Королей танца» в Москве у нас уже был запущен в производство проект с Дианой.

Почему в России так мало подобных проектов?
Мне на самом деле трудно ответить на этот вопрос. Может, потому что никто не хочет рисковать, мне ведь так и не удалось найти поддержку проекта в России, как я ни старался. Хотя Валерий Гергиев поддержал нас с самого начала, поэтому у нас такие мощные творческие силы Мариинского театра заняты в проекте — артисты оперы, балета, оркестра, — и сегодня проект уже вошел в репертуар театра. Возможно те, кто в России в этом бизнесе, считают, что легче собрать сборную солянку из известных и не очень артистов балета, найти достойную «шапку» и гонять это дело за большие деньги. Я не осуждаю этих людей, просто это совсем другой бизнес, и мне это не интересно. А зрителям в России это нравится. Хотя мне кажется, что именно в России такие проекты должны создаваться — ну сколько можно заниматься реставрацией, пора уже творить самим.
Самое главное, что в России есть все условия для того, чтобы подобные проекты создавались, творческий потенциал колоссальный, я уже два года бьюсь, чтобы наш следующий проект поменял свою географию и был создан именно в России, но пока для его создания открыты Калифорния, Нью-Йорк и даже Монако, только не Москва. Я повторяю, к сожалению.

Почему Вы решили работать с Дианой Вишневой?
Я тут ничего не решал, на самом деле мы с Дианой сотрудничаем с 1995 года, когда она только пришла в Мариинский театр. Все эти годы мы мечтали, что когда-нибудь мы сделаем вместе что-то такое, и, как видите, понадобилось много лет, чтобы возникли благоприятные условия, да и сама Диана за эти годы стала балериной с мировым именем. Ведь создание проекта именно в Америке тоже не случайно, она там знаменита и благодаря работе с труппой Американского балетного театра, и благодаря выступлениям с балетной труппой Мариинского театра. Не случайно, что именно в Америке мне удалось издать книгу о Диане с таким же названием, как и проект — «Красота в движении» на английском языке: фактически таким образом подвели итог ее творческой жизни до 2008 года. Хотя теперь понимаем, что только за последние два сезона собрался материал еще на одну книгу. Вот какой она трудоголик.

Какова мера вашего участия в выборе программы для «Красоты в движении»?
Это творческий процесс. Поверьте, что мы пробовали разные варианты, и на самом деле сразу после премьеры «Красоты в движении» можно было начать новый проект — так много нам не удалось сделать в первом проекте. Естественно, все вопросы согласовывались с Дианой, и она пробовала, не ленилась, прилетала в Нью-Йорк, репетировала, искала то, что могло бы выразить ее художественную индивидуальность. Ведь ни Мозес, ни Дуайт никогда с ней не работали, нужен был период, чтобы узнать друг друга, мы потратили на подготовительный период очень много времени. А что касается Алексея Ратманского, то его опыт работы с Дианой как раз и помог убедить всех, что именно «Лунный Пьеро» в таком проекте прозвучит, ибо Диана будет совершенно не такой, какой ее привыкли видеть зрители.

Как сложится дальнейшая судьба этого проекта, повлиял ли кризис на ваши планы относительно его будущего?
Я очень рад, что проект благодаря пониманию Валерия Гергиева приобрел постоянную крышу — Мариинский театр — и стал репертуарным. С другой стороны, мы получили много приглашений от моих коллег из разных стран. Уже на фестивале «Золотая Маска» в Москве на одной сцене с Дианой мы покажем новых исполнителей: у нас несколько составов исполнителей, и таким образом прокатные планы проекта и самого Мариинского театра не будут конфликтовать.