Eifman Ballet
DIANA VISHNEVA: ON THE EDGE
LES BALLET DE MONTE-CARLO
Kings of the Dance Tickets
POLINA SEMIONOVA & FRIENDS
SOLO FOR TWO: NATALIA OSIPOVA & IVAN VASILIEV
MIKHAILOVSKY BALLET
MARIINSKY BALLET

Diana Vishneva: Beauty in Motion

Title: Итоги XV фестиваля «Золотая маска»
Author: Лейла Гучмазова, Елена Черемных, Алла Шендерова
Date: April 17, 2009
Publisher: Infox.ru

Утром в субботу в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко были объявлены имена победителей конкурса «Золотая маска» этого года. Забавный оперный капустник (музыка Александра Маноцкова, постановка Дмитрия Крымова и Андрея Могучего), вручение премий «За честь и достоинство» и званый ужин в честь лауреатов прошли в том же театре вечером. Об итогах нынешней «Маски» рассказывают корреспонденты Infox.ru Алла Шендерова (драма), Елена Черемных (опера) и Лейла Гучмазова (балет).
Драма
Самым запоминающимся высказыванием двух нынешних церемоний стали слова Константина Райкина. Выйдя на сцену, чтобы вручить награду лучшей актрисе, он посетовал на разобщенность театрального сообщества и заметил: «Маска электризует пустоту, извлекает из нее звуки. Она и нас всех объединяет и электризует». К драматической части нынешнего конкурса слова о пустоте подходят как нельзя лучше. Из представленных в конкурсе десяти спектаклей большой формы и пяти малой всерьез претендовать на «Маску» могли лишь единицы. В этой непростой ситуации решения жюри под руководством Бориса Любимова оказались весьма мудрыми. Из пяти спорных по качеству спектаклей малой формы выбрали самый бесспорный и самый ансамблевый — «Битву жизни» Сергея Женовача. Лучшей актрисой названа Полина Агуреева, сыгравшая Ларису в «Бесприданнице» Петра Фоменко, а лучшим актером — Олег Басилашвили, старый князь из «Дядюшкиного сна» Темура Чхеидзе. В случае с Агуреевой ее преимущество очевидно. Олегу Басилашвили премию дали скорее по совокупности заслуг, чем за хорошую игру в откровенно слабом спектакле. Зато жюри проявило смелость и отменный вкус, отдав премию за лучший спектакль большой формы необычной, поперек всех правил сделанной «Чайке», поставленной поляком Кристианом Люпой в Александринке. Может быть, для Люпы, только что ставшего лауреатом самой престижной европейской премии «Европа — театру», эта российская «Маска» не столь важна, зато для нас самих это явная победа над собственной косностью. Приз за режиссуру получил Валерий Фокин, поставивший в той же Александринке «Женитьбу», добрая часть действия которой происходит на катке. Соответственно, лучшим художником стал Александр Боровский, построивший этот каток на сцене.
Девятичасовой «Берег утопии» — спектакль Алексея Бородина по трилогии Тома Стоппарда — получил спецпремию жюри. Масштабному, грамотно (но не более) сделанному спектаклю, повествующему о судьбах российской интеллигенции XIX века, критики с самого начала прочили главную награду по «идеологическим» соображениям. То, что жюри предпочло куда более авангардную «Чайку», фиксирует некий прорыв в нашем театральном сознании. Вторую спецпремию получил актерский дуэт Натальи Макаровой и Александра Хрякова из спектакля «Войцек», представленного Алтайским краевым театром драмы из Барнаула. Заметим, что после «Войцека» власти города решили уволить режиссера Владимира Золотаря из возглавляемого им театра. И вряд ли «Маска», полученная его артистами, что-то изменит. Ведь на повседневный театральный процесс наша главная национальная премия по-прежнему почти не влияет. Разве что, как сказал Райкин, чуть-чуть всех электризует.
Опера
Признав лучшим спектаклем с лучшей работой дирижера россиниевскую «Золушку» (петербургский театр «Зазеркалье»), жюри под председательством композитора Александра Чайковского явно поощрило кропотливую музыкантскую кухню дирижера Павла Бубельникова. И тайно — режиссерскую выдумку Александра Петрова, украсившего комический шедевр Россини феллиниевскими шалостями и весельем. Более цельного спектакля в конкурсной программе «Маски» действительно не оказалось. И то, что главные номинации достались «Золушке», Колобком прокатившись мимо «Пиковой дамы» (Большой театр, дирижер Михаил Плетнев), говорит о нелегком этапе в жизни главного театра страны.
Режиссерскую «Маску» присудили Георгию Исаакяну, руководителю Пермского театра оперы и балета, за «Орфея» Монтеверди. Жест скорее дипломатический. Никто ведь не ждал, что «Орфей», которым начинается любой серьезный разговор об истории оперы, у дирижера Валерия Платонова и пермских певцов зазвучит как в просвещенной аутентистами Европе. Но афишный прогрессизм взял свое. И за спектакль, номинированный помимо режиссерской в категориях «Лучший дирижер» (Валерий Платонов), «Лучшая женская роль» (Татьяна Полуэктова), «Лучший художник» (Эрнст Гейдельбрехт), награждены лишь директорствующий режиссер и художник.
Маски за лучшую женскую и лучшую мужскую роли законно получили певцы Мариинского театра. Молодая и яркая Кристина Капустинская награждена за роль цыганки Грушеньки в «Очарованном страннике» Щедрина (роль, к которой удачно плюсуется еще одна Грушенька—Капустинская — в «Братьях Карамазовых»). А молодому баритону Алексею Маркову (Иван Карамазов) не помешала произвести впечатление даже вокальная перенаселенность мариинской постановки по роману Достоевского.
Победа Родиона Щедрина в номинации «Лучший композитор» тоже показательна. И не только консервативным мастерством его «Очарованного странника», но и очевидным репутационным перевесом над коллегами по цеху — номинировавшимися Владимиром Кобекиным («Александр Македонский», Театр оперы и балета Республики Саха) и Анатолием Смелковым («Братья Карамазовы», Мариинский театр). Впрочем, дабы не остужать пыл композиторского соревнования, жюри приняло соломоново решение, присудив спецприз с формулировкой «За создание современного спектакля на основе национального эпоса» «Александру Македонскому».
Балет
Результаты «Золотой маски» в балете оказались настолько закономерными, что закономернее некуда. Лучшим спектаклем признан российско-американский проект Сергея Даниляна «Диана Вишнева: красота в движении». Лучшей балериной признана его главная героиня. Приз критики получила она же, за ту же «красоту в движении». Впервые за историю «Маски» жюри музыкального театра не обаяла гигантомания, и за бортом остались три грандиозных балетных блокбастера. И если новосибирскую «Баядерку» погладили по головке посредством призов лучшему дирижеру и лучшему исполнителю мужской роли (хотя Солор—Игорь Зеленский был достоин ее лет двадцать назад, а не сейчас), то сравнимому с ней по качеству пермскому «Корсару» даже утешительного ничего не дали. Обидно только за «Пламя Парижа» Большого театра, находящееся вообще в другом художественном измерении.
Неловкую ситуацию с Большим театром, представившим вообще-то три из семи конкурсных спектаклей, сгладили с помощью спецприза лучшей паре. Так вся слава за тонко стилизованную «Сильфиду» досталась Наталье Осиповой и Вячеславу Лопатину. Жаль, что судей не впечатлил камерный большетеатровский «Урок» Флеминга Флиндта хотя бы как прецедент, ведь крепко скроенный балетный триллер у нас действительно редкость.
Выводы из этих монотонных результатов напрашиваются ироничные. Впервые за всю историю «Маски» рисковая частная антреприза в честной борьбе обошла четырех главных монстров российского балета — Большой, Мариинский, Новосибирский и Пермский театры. Понятно, что форматы несопоставимы, но в том, что касается разнообразия жанров и точности попадания, Диана Вишнева и ее продюсер Сергей Данилян достойно выдержали сравнение. Солистка Мариинки по происхождению и мировая звезда по нынешнему статусу в один вечер показала 3D−измерение современного балета — интеллектуальный («Лунный Пьеро» Шенберга—Ратманского), балет-фокус и балет-элегию. Неожиданный коктейль «трех в одном» оказался настолько сильным, что очаровал и драматических критиков, дружно отдавших за него голоса. Общие же сравнения абсолютно прозрачны: век назад один продюсер и его прекрасные дамы тоже спасали русский балет от однообразия и невнятицы. А главной героиней этой истории, как принято в России в нелегкие времена, стала женщина. Склонную к поощрению театров-монстров «Маску» она остановила прямо на скаку.