«Русские танцовщики – самые яркие»

Author: Ирина Тарасова
Date:
October 25, 2011
Publisher:
«ВЗГЛЯД.РУ

Известнейший балетный продюсер, которого называют «современным Дягилевым», рассказал о современном состоянии этой области искусства'

«Сегодняшнее время аскетичнее, чем дягилевское, и танец отражает эту строгость и в то же время утонченность чувств. Сегодня для нас более интересен не просто художник, а дизайнер, и мы уже не в первый раз сотрудничаем с Игорем Чапуриным. В проекте «Отражения» он, например, сделал кожаные пачки для балерин – это произвело фурор», – рассказал в интервью газете ВЗГЛЯД Сергей Данилян.

Сергей Данилян, один из самых успешных балетных продюсеров, давно заслуживший звание «современный Дягилев», только что представил российским зрителям третий «Опус» «Королей танца». В октябре Мариинский, а в ноябре Международный фестиваль современного танца «DanceInversion-2011» покажут очередной балетный проект Даниляна с Дианой Вишневой «Диалоги». Между двумя премьерами газете ВЗГЛЯД удалось побеседовать с театральным деятелем.
ВЗГЛЯД: Сергей, проекту «Короли танца» уже пять лет, а с какими рисками вы сталкивались, когда начинали его? Мировые балетные звезды и хореографы – у всех свои планы, проекты...

Сергей Данилян: Честно говоря, мы даже не предполагали, что проект выдержит такой срок, ведь чтобы его обновлять, нужно каждый раз приглашать нового хореографа, который поставит номер для очередного солиста «Королей танца». Мы не знали еще, что появятся новые «опусы», что так изменится танцевальный состав «Королей танца». Сначала нам хотелось провести такую мега-акцию, чтобы привлечь внимание не только к блистательным солистам балета, но в первую очередь к современной хореографии. В нынешнем, третьем опусе участвовали такие хореографы, как Начо Дуато, Мауро Бигонцетти, Эдвард Клюг, Патрик де Бана, Йорма Эло. Оказалось, что сама идея проекта очень гибкая, поэтому она и просуществовала столько лет.

ВЗГЛЯД: А в чем главное отличие «Opus 3» от предыдущих «Королей»?

С.Д.: Оказалось, что «Короли танца» не только представляют хореографические таланты мировых солистов балета, но еще и расширяют их возможности. В новом «Опусе», например, Марсело Гомес выступает не только как один из солистов, но и как хореограф номера WHO I THOUGHT I WAS, а музыку к этому танцу написал Гийом Котэ – еще один из участников проекта. Исполняет этот номер Леонид Сарафанов – солист петербургского Михайловского театра и дебютант «Королей танца». Вероятно, в самой идее проекта было заложено креативное зерно, которое начало давать такие необычные плоды.
И еще нас за эти годы поразило, какую огромную аудиторию привлекли «Короли танца» – не только традиционных любителей балета, но и современной молодежи. Наверное, сработала и современная хореография, и современная музыка – мы выбирали для проекта музыку, популярную у современного слушателя. Например, джазовые композиции сына одного из хореографов «Королей танца» Мауро Бонзетти Федерико. Я заметил даже, что некоторые зрители, выходя из зала, продолжают напевать некоторые мелодии Бонзетти, которые только что звучали, и интересуются, где можно приобрести эти записи. И если начиная проект, мы допускали, что он может быть убыточным, то время показало, что популярность его только растет.

ВЗГЛЯД: Не могу не подтвердить: в Петербурге на «Королей танца» за несколько дней до спектакля уже невозможно было приобрести билет ни за какие деньги. А ваша роль в балетных проектах ведь не сводится к традиционному продюсерству?

С.Д.: Мне приходится быть тем, что называется «креативный директор». Некоторые иногда спрашивают, не являюсь ли я художественным руководителем. Конечно, я не просто привлекаю к участию в проектах солистов балета и хореографов. Я работаю и с композиторами, и с художниками, обсуждаю и генерирую многие идеи. Но в отличие от художественного руководителя я не задаю генеральную идею, а лишь даю направление ее развития. Я человек мультикультурный, космополит от искусства: мое дело – задать максимально благоприятные условия для развития идеи и творчества каждого.

ВЗГЛЯД: Вы не только создаете балетные проекты, но и открываете Западу балетное искусство России...

С.Д.: Мы представляли интересы Мариинского театра за рубежом, работаем с Большим театром и театром Немировича-Данченко. Впервые представляли Северной Америке балет Бориса Эйфмана и фактически сформировали для Северной Америки бренд «Эйфман-балет». Очень надеемся, что сможем в скором времени представить обновленный балет Михайловского театра под руководством Начо Дуато в Канаде. Я очень ценю наши проекты с Дианой Вишневой: они имеют совершенно невероятную популярность, а художественный результат их – три «Золотые маски». Новый проект «Диалоги» с Дианой – это наша копродукция с Мариинским театром. И кроме того, мы выполняем еще и агентские функции для таких солистов балета, как Наталья Осипова, Полина Семенова, Иван Васильев, та же Диана Вишнева. Главная сфера наших интересов – это танец.

ВЗГЛЯД: Как вы, кстати, относитесь к тому, что вас называют «современным Дягилевым»?

С.Д.: Не скрою, что сам интерес к танцевальному творчеству и продюсированию во мне когда-то разбудили именно воспоминания о Дягилеве, книги о «Русских сезонах». То, что я о нем прочитал, поразило. Конечно, очень хотелось возродить и продолжить его дело. Насколько это получается – пусть решает зритель.

Балет сегодня стал невероятно разнообразным, но, к счастью, язык танца – это универсальный язык, доступный во всем мире. И нам хотелось бы не только успешной коммерческой деятельности, хотелось бы повлиять на формирование вкуса нового зрителя современного балета. Конечно, в кругу Дягилева были не только блистательные танцоры и хореографы, но и великолепные композиторы, художники – его современники. Сегодня такого нет, но и сегодняшнее время аскетичнее, сдержаннее, чем дягилевское, и танец отражает эту строгость чувств и в то же время утонченность этих чувств. В «Королях танца» есть, например, номер, который танцуют в абсолютно черной комнате – минимум света, минимум красок, музыкальный минимализм. Зато наш сегодняшний мир открыт и взаимосвязан. И это дает широчайшие возможности. Сегодня для нас, в отличие от начала XX века, более интересен не просто художник, а художник-дизайнер, связанный с миром моды, более значимым сегодня, чем просто художественное творчество. И мы уже не в первый раз сотрудничаем с дизайнером Игорем Чапуриным, это приносит свой результат. В проекте «Отражения» Игорь сделал кожаные пачки для балерин – это произвело фурор. И он рискнул работать с «Королями танца», хотя никогда не делал мужские коллекции. Как все повернется дальше, мы не знаем, мы нащупываем пути нового искусства. Хотя, несомненно, в чем мы продолжаем традиции Дягилева, это в особом внимании к мужскому танцу, особенно в «Королях танца».

ВЗГЛЯД: Почему практически все свои проекты вы готовите в Америке?

С.Д.: Под Лос-Анджелесом в графстве Орандж, в удивительно красивом месте, уже 25 лет существует Сегерстрем-центр искусств (Segerstrom Center for the Arts), названный по имени его руководителя и создателя. Международный балетный проект «Короли танца» был создан именно там в 2006 году по инициативе известных танцовщиков Итана Стифела и Анхела Коррейи. И когда мы осуществили там еще ряд проектов, в том числе с Дианой Вишневой, стало понятно, что этот центр превратился в настоящую творческую мастерскую. Там очень красиво, всегда тепло, отличные залы для репетиций, очень комфортно для творчества.

ВЗГЛЯД: Когда-то Дягилев открыл миру русский балет, затем на основе русского балета родился балет американский. Каковы сегодня отношения мирового и русского балета?

С.Д.: Самыми яркими звездами мирового балета все равно остаются русские танцовщики, это связано и с нашей школой балета, и с нашим отношением к танцу, и с нашими творческими возможностями. Ярчайшей в этом созвездии я считаю Диану Вишневу с ее невероятной открытостью и жаждой нового, с ее креативностью и необыкновенной харизматичностью.