News » Ivan Vasiliev

Почему лучшая молодая балетная пара страны предпочла Большому театру Михайловский?
Author: Жанна Зарецкая
Date: November 14, 2011
Publisher: «Фонтанка.ру»

Cамым громким театральным событием дня стал переход из столичного Большого в петербургский Михайловский театр самой перспективной балетной пары поколения молодых мастеров: Натальи Осиповой и Ивана Васильева. В Большом театре не смогли назвать причин ухода перспективных артистов - артисты сделали это сами, дав первое в Петербурге подробное интервью нашему корреспонденту.

Как рассказала «Фонтанке» пресс-атташе Большого театра Екатерина Новикова, в театре не могут даже предположить, что именно могло не удовлетворить артистов Наталью Осипову и Ивана Васильева в Москве в творческом плане. «И Иван, и Наталья пришли в театр почти детьми — Иван в 16 лет, Наталья — в 17. Ивану, который приехал из Белоруссии, театр помог и с гражданством, и с квартирой. Ребята были заняты, как в классическом, так и в современном репертуаре: они участвовали и в премьерном балете Алексея Ратманского на музыку Леонида Десятникова «Утраченные иллюзии». Наталья должна была танцевать у МакГрегора, Иван только что станцевал Альберта в «Жизели». До того Иван танцевал «Спартака», у Наташи вот-вот должен был состояться дебют в «Щелкунчике». У них были большие творческие перспективы».

Большой театр также не смог найти ответа на вопрос, почему молодые артисты покинули родную труппу именно сейчас, в не самые легкие для театра времена, когда и в прессе, и в околотеатральных кругах, слишком очевидно проявляется недоброжелательное отношение к театру.  
К чести артистов, надо сказать, что они не отказались подробно ответить на все вопросы корреспондента «Фонтанки», касающиеся своего переезда из Москвы в Петербург. Лежащее на поверхности предположение, что директор Михайловского Владимир Кехман просто предложил им выгодные финансовые условия, артисты отвергли категорически, заявив, что руководствовались исключительно художественными выгодами. А в  результате получился обстоятельный разговор о проблемах сегодняшнего российского балетного театра вообще.   
 
- Главный вопрос очевиден: почему вы предпочли Большому театру Михайловский? Не Парижскую оперу и не в Американский балет, с которыми у вас существуют серьезные творческие отношения — уход туда был бы понятен, а именно Михайловский театр в Петербурге? Притом, что в Большом театре только что открылась историческая сцена и продолжает активно функционировать новая — и теперь здесь, очевидно, есть масса  возможностей для развития молодых артистов.

Natalia Osipova

Наталья Осипова
Фото: Михаил Огнев

Наталья: - Это с какой стороны посмотреть. Конечно, это огромный театр с колоссальным репертуаром. Но если взять мой репертуар в Большом театре, - то мной станцовано практически все, что я могла бы здесь станцевать. Все остальное, что мне танцевать хотелось бы, я в Большом театре станцевать не могу. По разным причинам. Да, у меня есть еще прекрасный репертуар в Американском балетном театре, но всегда хочется удивлять и радовать дома, своих зрителей. В Большом театре я этого сделать не могу. Радовать «Дон Кихотом», «Жизелью»? Ну так этим я их и так уже порадовала. Остается вопрос: что же будет дальше? И тут начинаются затруднения. С другой стороны, как у артистки у меня сейчас расцвет, 25 лет. Я должна набирать и танцевать как можно больше. В первую очередь, конечно же, классику. Я — не в чистом виде классическая балерина, для многих, очень спорная, но для меня классика - приоритет, потому что, когда я ее танцую, чувствую, что развиваюсь, становлюсь лучше. Я заканчивала классическую школу, и не могу на нее махнуть рукой, уйти в какой-то глубокий модерн. К сожалению, в Большом театре танцевать классику в том объеме, какой мне нужен, я не могу.

- Там недостаточно классических постановок?
Наталья: - Нет, как может быть в Большом театре недостаточно классических постановок? Однако «Баядерка» мной станцована только два раза, к сожалению. Можно, конечно, сказать, что я слишком часто уезжаю работать за границу и не успеваю станцевать всего, что хочу. К сожалению, это еще одна проблема, связанная с Большим театром. Театр огромный, в нем очень много артистов, и под меня никто не будет подстраиваться. Тут никто не виноват, такова ситуация. Вот и получается, что в тот момент, когда я чувствую, что должна многое сделать, я сижу и ничего не делаю. Поэтому мне нужен какой-то толчок, другое место работы, другой репертуар. Так что для меня переход в Михайловский театр в Петербурге — абсолютно обдуманное и очень правильное решение, чисто творческое.

Ivan Vasiliev

Иван Васильев
Фото: Михаил Огнев

Иван: - Понимаете, в Большом театре очень сложно что-то менять. Если я прозвучал там как танцовщик героического амплуа - танцевал в «Спартаке», в «Пламени Парижа», в «Дон Кихоте», - то сломать эту ситуацию очень сложно. А танцевать всю жизнь балет «Спартак» - я не хочу. Я хочу танцевать разное, танцевать больше, весь классический репертуар. Даже если это не будет супер, достойно я это сделать смогу, смогу приложить все свои силы, и вложить всю душу.

- То есть, в Большом театре давит система амплуа?
Иван: - Да, чего не скажешь про европейские театры, где на амплуа не зацикливаются. Там если танцовщик — личность, если он — убедительный, талантливый, он может пробовать всё. Эксперимент для артиста очень важен. Это движение вперед, это развитие, иначе актер начинает топтаться на месте.  

- А здесь, в Михайловском театре вам что пообещали?
Иван: - Здесь нам пообещали, во-первых, что мы будем танцевать весь репертуар, который идет в театре. Кроме того, что руководитель балетной труппы Начо Дуато (Прим.ред: Михайловский театр заключил контракт с выдающимся испанским хореографом 1 января 2011 года на пять лет) будет ставить спектакли специально на нас. И в то же время, здесь у нас есть очень важная для артиста вещь — свобода. То есть, если у нас есть приглашения в зарубежные театры на работу, мы можем спокойно ехать и работать.

- В Большом театре с этим сложности?
Иван: - В Большом приоритетом всегда должен был быть Большой. И это правильно, потому что это главный театр страны. Но с другой стороны, артистам очень сложно планировать свою творческую жизнь, если они узнают о репертуаре за месяц, тогда как в Европе и Америке репертуар планируется на год вперед, а бывает, даже и на два. Получается, что мы, если хотим работать за границей — а для развития танцовщика это очень важно — будем подводить Большой театр, чего мы не хотим.
Наталья: - С этого сезона с тех пор, как балетную труппу Большого возглавил Сергей Филин, ситуация сдвинулась в лучшую сторону — мы стали узнавать о своих спектаклях за три месяца. Но все равно это не решает проблемы.

- А с Начо Дуато вы уже общались?
Иван: - Не только общались, мы уже вместе и работали, хотя и немного. Это был проект «Отражение» продюсера Сергея Даниляна. Безусловно, Начо Дуато — один из лучших хореографов современности, и то, что он именно сейчас, здесь ставит спектакли, творит, и есть возможность делать это вместе с ним, - очень заманчиво.

Наталья: - Представляете, как интересно было работать в Большом театре в период Алексея Ратманского, когда он создавал танец на тебя, когда с его легкой руки в Большом театре появились первые ростки современной хореографии. Как все бурлило! А когда нет действующего хореографа рядом, - это очень тяжело.

Иван: - То, что в Михайловском есть Начо Дуато, дает возможность самим участвовать в создании нового современного хореографического языка, причем, на мировом уровне.

Наталья: - А у меня еще сейчас такая позиция, что я не хочу больше никому ничего доказывать. И у меня никогда не было цели стать мировой звездой. Мне хочется работать, танцевать, дарить счастье людям. На какой сцене это происходит — мне не важно. И, разумеется, я не хочу участвовать ни в каких интригах. Ну и, конечно, мы надеемся, что к нам будут прислушиваться, и в репертуаре появятся те спектакли, которые мы хотели бы танцевать, но не могли.

- Наташа, вы родились, выросли, учились в Москве, в Москве стали звездой мирового уровня, хотите вы того или нет. Не боитесь, что Москвы вам будет не хватать?

Наталья: - Конечно, Москвы будет не хватать - и театра, и коллектива, и близких людей, и педагогов, с которыми, я надеюсь, отношения у нас никогда не прекратятся. Но с другой стороны, мы будем танцевать и Москве, и в Европе, и в Америке. И скучать будет некогда. Меня, например, с Американским театром балета (ABT) связывают уже четырехлетние отношения — и с этого сезона я уже прима-балерина ABT.

- Сотрудничество с Большим театром хоть в какой-то форме планируете продолжить? В пресс-службе театра меня заверили, что, цитирую «отворачиваться от ушедших артистов театр не намерен и всегда будет рад видеть их на своей сцене в любом статусе».

Иван: - Вы знаете, несмотря на то, что в Интернете мы целый день читаем, что Большой театр вел с нами переговоры о том, чтобы мы остались, предлагал нам разные формы сотрудничества — например, гостевой контракт, - ничего этого не было. Никаких переговоров с нами не велось и не ведется до этого момента. И предложений о гостевом контракте тоже не поступало. К большому для нас сожалению. Для нас было бы большой честью выступать в Большом театре по гостевому контракту.

Наталья: - Тем более, в спектаклях, в которых нас любит зритель.

- Не будет ли вам мала местная сцена — она ведь значительно меньше исторической сцены Большого театра и даже меньше Мариинской сцены?

Иван: - Мы танцевали на этой сцене «Жизель», я танцевал «Дон Кихота». Наверное, нет большой разницы, большая сцена или маленькая. Главное — как танцевать и что танцевать.

- Не мне вам рассказывать, что ситуация в Большом театре, несмотря на пафосное его открытие, сейчас не самая устойчивая. Вы сами вспоминали замечательного современного хореографа Ратманского, который возглавлял балетный департамент Большого в 2004 — 2008 годах, а потом оставил его ради Американского балета, Николай Цискаридзе затеял скандал в прессе,  почему-то взявшись обсуждать еще и качество ремонта, неоднозначно, и нередко с недопустимой агрессивностью восприняли премьеру Дмитрия Чернякова «Руслан и Людмила» - дошло даже до скандала в зале в день премьеры. Все это похоже на интригу против Большого театра, смысл которой мы в ближайшее время узнаем. Вам не кажется, что ваш уход может быть расценен как часть некоей кампании против Большого театра, что вы можете стать ее невольными участниками? Если бы вы ушли в конце сезона, таких вопросов к вам не возникло бы.

Иван: - Наш уход ни в коем случае никак не связан ни с какой компанией против Большого. Большой — это махина, это великий театр, который будет существовать всегда и которому мы ничего плохого не желаем.

Наталья: - А почему мы уходим сейчас — потому что, если мы будем ждать до конца сезона, мы рискуем потерять интересные предложения, контракты. За границей репертуар начинает строиться как раз в середине предыдущего сезона, вот сейчас. Мы не хотим потерять следующий сезон, потому что у балетного танцовщика время ограничено и все сезоны на счету. И я отдельно хочу сказать: Боже упаси нас оказаться в кампании против Большого театра, против нашего дома. Я в жизни не скажу ни одного плохого слова про Большой театр, потому что все, что я имею в профессии, мне дал Большой театр. Ну а теперь уже все зависит от нас самих. Мы оперились, и вылетели из гнезда. А в Большом театре, я думаю, нас спокойно заменят.