Eifman Ballet
DIANA VISHNEVA: ON THE EDGE
LES BALLET DE MONTE-CARLO
Kings of the Dance Tickets
POLINA SEMIONOVA & FRIENDS
SOLO FOR TWO: NATALIA OSIPOVA & IVAN VASILIEV
MIKHAILOVSKY BALLET
MARIINSKY BALLET

Kings of the Dance

Title: Репетиция убийства: «Короли танца» проедут по России и Украине
Author: Анна Гордеева
Date: 11 ноября 2008 года
Publisher: Время новостей

Прошлой осенью они выступали в Москве, Петербурге и Перми -- теперь Сергей Данилян, придумавший этот балетный проект, в котором на сцену выходят четверо из первой десятки танцовщиков мира, везет программу по более отдаленным российским городам, а затем по городам украинским. Событие это совершенно уникальное, как уникален для России и сам проект. Не гастрольный чес с изъезженными па-де-де (с какими навещают даже Москву обленившиеся знаменитости), но полноценная, специально поставленная программа. Завтра ее увидят жители Новосибирска, потом придет черед Екатеринбурга, Челябинска и Уфы; недельный перерыв -- и показ в Киеве, затем в Одессе. Поскольку Москва в этот раз «Королей» не увидит, продюсер пригласил журналистов на генеральную репетицию проекта.
Там было что репетировать -- состав участников сменился более чем наполовину. Российские звезды остались те же -- Дмитрий Гуданов (впрочем, отсутствовавший на репетиции ввиду занятости в Большом) и Николай Цискаридзе, иноземные звезды поменялись. Теперь среди «королей» другая тройка хай-класса: Хосе Мануэль Карреньо, Хоакин де Луц, Дэвид Холлберг. То есть в отличие от прошлой осени среди зарубежных «королей» только американцы: Карреньо и Холлберг работают в American Ballet Theatre, Хоакин де Луц -- в New York City Ballet. И московским журналистам довелось взглянуть на то, как новые люди вписываются в балет, сочиненный Кристофером Уилдоном на прежнюю четверку.
For 4 -- одно из самых удачных творений Кристофера Уилдона, балетмейстера негромкого, но чрезвычайно любопытного. При абсолютно внятно обозначенной индивидуальности, узнаваемости стиля он, кажется, совершенно лишен начальственных амбиций. Не «поставлю вот так, и пусть, гады, стараются исполнить», а «надо же как интересно, танцовщик может быть вот таким, -- и сделаю я для него вот так-то». Но такая позиция не становится ограничением палитры -- доверие артистов дает большую власть и в результате -- больший диапазон возможностей. И в результате даже в исполнении уже других артистов плавная, гнущаяся, неслышно взлетающая (никаких рекордистских прыжков, секундное парение) хореография Уилдона выглядит естественной и связной.
Четыре звезды в этом маленьком балете почти не вступают в диалоги, лишь иногда обозначат противостояние, этакий ритуальный поклон перед дуэлью, но самой дуэли не состоится, им нечего делить. Каждый о себе и о том, что любит: летать, победно вертеться, позволять рукам течь в пространстве, как удав по ветке дерева; и все это вместе и собирается в балет.
Программа «Короли танца» традиционно состоит из четырех частей: в первом отделении публике показывают небольшой документальный фильм о танцовщиках, затем идет For 4. Во втором -- балет «Урок» Флеминга Флиндта, и в каждом из городов главную роль, роль учителя танцев, что придушил бессмысленную ученицу, исполняет новый «король». А в третьем отделении идет набор мини-балетов: каждый из участников программы выдает наиболее любимое им соло. К сожалению, последнюю часть нам в Москве не показали, а увидеть вновь «Кармен. Соло» в исполнении Николая Цискаридзе, взглянуть, как Карреньо танцует под музыку Фрэнка Синатры, а Хоакин де Луц представляет мировую премьеру «Пять вариаций на тему» (сочинение Дэвида Фернандеса на музыку Баха), очень бы хотелось. Но зато нас практически пустили за кулисы -- дали посмотреть, как Хоакин де Луц репетирует «Урок».
Американский танцовщик явно выучил дома текст, но свою партнершу -- солистку Большого театра Нину Капцову он на этой репетиции увидел впервые (равно как и Ирину Зиброву, которой досталась роль аккомпанирующей уроку пианистки и соучастницы в ликвидации последствий убийства). И вот Николай Цискаридзе (как репетитор этого балета в Большом) помогал им приноровиться друг к другу. Зрители в театре и не замечают некоторых вещей, лишь преданные балетоманы могут в какой-то момент сказать: «Мне кажется, другая пара танцевала как-то иначе». А тут процесс рождения «иначе» происходил на глазах: хореография не то чтобы радикально менялась, но чуть корректировалась под возможности данного артиста. И с классическими шутками Цискаридзе («это мой любимый момент балета», когда назойливую девушку наконец душат), с внимательным, настороженным, сверхсосредоточенным взглядом де Луца, следящим за показом коллеги-учителя, с тем, как появлялся на сцене из жизнерадостного виртуоза забитый и дерганый убийца, -- это был отдельный спектакль, содержащий в себе обещание отличного спектакля, что увидят только в российской провинции. И это тот редчайший случай, когда начинаешь жалеть, что живешь в столице.