Eifman Ballet
DIANA VISHNEVA: ON THE EDGE
LES BALLET DE MONTE-CARLO
Kings of the Dance Tickets
POLINA SEMIONOVA & FRIENDS
SOLO FOR TWO: NATALIA OSIPOVA & IVAN VASILIEV
MIKHAILOVSKY BALLET
MARIINSKY BALLET

Kings of the Dance

Парад планет
В Москве показали международный балетный проект «Короли танца»

Author: Алиса Никольская
Date: November 17, 2009
Publisher: Частный Корреспондент

На сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко состоялась мировая премьера третьей версии российско-американского проекта «Короли танца». Зрелище порадовало подбором имён и некоторыми хореографическими открытиями.

Родились «Короли» два года назад. Инициаторами стали танцовщики American Ballet Theatre Итан Стифел и Анхель Корейя, к которым присоединились датчанин Йохан Кобборг и российский премьер Николай Цискаридзе. А продюсером стал Сергей Данилян в содружестве с Центром исполнительских искусств графства Оранж в Калифорнии.

Суть проекта в том, чтобы соединить известных танцовщиков (в основном российских и американских) в общей программе и свести в балетах.

Школа, данные, стиль у всех разные. А на сцене должны быть единым целым, где каждый представлен в выгодном свете. Судя по результату, во многом эта задача выполнена.

В нынешних «Королях» предпринято путешествие во времени: собраны миниатюры хореографов разных эпох, от Леонида Якобсона до Бориса Эйфмана. А в качестве «соединительных» выбраны одноактные балеты Кристофера Уилдона (единственный оставшийся из прошлых «Королей») и Начо Дуато.

Из участников предыдущих программ в «Королях» остался только Николай Цискаридзе. Добавились ещё два российских танцовщика: Денис Матвиенко из Мариинского и Иван Васильев из Большого театра. А за американскую сторону отвечали Дэвид Холберг и Хосе Мануэль Карреньо из American Ballet Theatre и Хоакин де Лус из New York City Ballet.

Будь разным, будь собой

Самое интересное в «групповых» балетах — приведение всех танцовщиков к некоему общему знаменателю при условии сохранения индивидуальности. Так, чтобы каждого было видно, но при этом цельность спектакля сохранялась.

Перед началом For 4 Кристофера Уилдона показали небольшой фильм — мини-рассказ каждого участника проекта о себе и фрагменты репетиций в Нью-Йорке. В финале фильма четыре танцовщика уходят вглубь зала — и тут экран поднимается и все четверо оказываются вживую на сцене, словно вышедшие из кинокадра. Красиво.

Сам же балет Уилдона, при всей его акварельной прелести, пожалуй, самая непритязательная часть программы. Лёгкий, бессюжетный, с чередованием сольных, парных и групповых выходов. Чистый танец. Форма. Без примеси характеров. И любопытнее всего здесь наблюдать, как складывается ансамбль. И такие непохожие танцовщики чувствуют друг друга, работая очень партнёрски. Изысканность и утончённость Дэвида Холберга и драматическая эффектность Николая Цискаридзе удачно соединились с земной живостью Хоакина де Луса и Ивана Васильева.

Сильно отличается от сочинения Уилдона балет Начо Дуато Remanco по мотивам поэзии Гарсиа Лорки на фортепианную музыку Энрике Гранадоса. Он тоже лишён сюжета, но в нём внятно выстроена внутренняя драматургия со всеми нужными завязками и развязками. Да и стиль хореографа узнаваем. Действие разворачивается вокруг небольшого экрана-ширмы. В самом начале из-за экрана появляется рука, держащая красный цветок. Потом этот цветок «пойдёт по рукам»: у каждого из танцовщиков (их трое — Дэвид Холберг, Денис Матвиенко и Хосе Мануэль Карреньо) будет возможность его обыграть. Ирония и юношеская наивность, очаровательное хулиганство и соперничество — всё это есть в маленьком, около 20 минут идущем балете.

Один в поле воин

Основной частью программы стало собрание хореографических сочинений разного времени.

Первой шла миниатюра «Вестрис» Леонида Якобсона — некогда это был любимый номер Михаила Барышникова. Вестрис — знаменитый танцовщик начала ХIХ века, способный мгновенно и виртуозно перевоплощаться в самые разные образы, от скрипящего всеми суставами старика до изящного придворного красавца.

Так что номер этот не только танцевальный, но и актёрский. И Денису Матвиенко прекрасно удалось передать и эту молниеносную смену масок, и хореографическую индивидуальность своего героя.

«Пять вариаций на тему» на музыку Баха в хореографии Дэвида Фернандеса — номер сам по себе маловыразительный. Но энергетика Хоакина де Луса, маленького, бойкого, мужественного, делала его небезынтересным.

То же можно сказать и об «Аве Марии» Игала Пери на музыку Шуберта: Хосе Мануэль Карреньо показал себя высокопрофессиональным и интересным танцовщиком, но сам номер, что называется, оригинальностью не блещет.

Неудачей, увы, обернулся один из наиболее ожидаемых номеров — «Падший ангел», поставленный Борисом Эйфманом специально для Николая Цискаридзе.

Хореография Эйфмана, образная, драматичная, богатая, к сожалению, оказалась исполнена довольно небрежно. Хотя благодаря актёрскому таланту Цискаридзе сражающийся со своим тёмным началом герой выглядел достоверно.

Открытие нынешних «Королей танца» — американец Дэвид Холберг. Великолепно сложённый, харизматичный, эффектный. В программе он исполнял два номера: один сольно, другой в дуэте с Денисом Матвиенко.

Сольный номер «Танец блаженных душ» Фредерика Аштона на музыку Глюка такой коротенький, что оглянуться не успеваешь. Однако лёгкость, нежность, романтичность облика танцовщика можно успеть почувствовать.

А дуэтная «Борьба ангелов» из балета Ролана Пети «Пруст» на музыку Форе восхитила взаимным партнёрским притяжением, соединением романтичности и мужского соперничества, откровенности и деликатности переживаний.

Хрупкий Холберг и словно сделанный из стали Матвиенко превосходно дополняли друг друга. Возможно, в дуэте оказалось маловато жаркой чувственности, но это ничуть не испортило впечатления.

Несмотря на определённую неравномерность, «Короли танца» как проект показали свою жизнеспособность. В этом проекте можно увидеть и интересных танцовщиков, и любопытные, в том числе малоизвестные, хореографические сочинения.

И Сергей Данилян не собирается останавливаться: за «Королями» последуют «Королевы» — следующий проект такого плана задуман для балерин.