Eifman Ballet
DIANA VISHNEVA: ON THE EDGE
LES BALLET DE MONTE-CARLO
Kings of the Dance Tickets
POLINA SEMIONOVA & FRIENDS
SOLO FOR TWO: NATALIA OSIPOVA & IVAN VASILIEV
MIKHAILOVSKY BALLET
MARIINSKY BALLET

Неотразимые - Премьера «Отражений» в Большом театре

Неотразимые
Премьера «Отражений» в Большом театре

Author: Лейла Гучмазова
Date: January 31, 2011
Publisher: Itogi

Идея «Отражений» (Reflections) родилась у американского продюсера Сергея Даниляна, уже блеснувшего «Королями танца» с лучшими танцовщиками мира и «Красотой в движении» с Дианой Вишнёвой. Он собрал звездных выпускниц Московской академии хореографии, танцующих, кроме Большого, в труппах Берлина, Сан-Франциско, Таллина, и пригласил для них самых модных современных хореографов. Результата ждали пристрастно, уж очень много сплелось амбиций. В итоге все удалось, но «есть оттенки».

Reflections in Moscow

В начале и финале трехчастной программы ожидаемо поставили одноактные балеты, между ними — блок сольных выступлений балерин. Начальный «Ремансоc» («Невозмутимость») Начо Дуато, поставленный почти 15 лет назад и сейчас лишь подправленный, обозначил атмосферу медитативной сосредоточенности и внимания не к эффектам, но к стилю. Сольные номера попали в точку лишь в пропорции пятьдесят на пятьдесят. Из минусов: лиричной Анастасии Сташкевич досталось откровенное «ниочемье» (Люсинда Чайлдс), а аристократичной Екатерине Крысановой — попсовая нарезка будней танцпола (Кэрол Армитаж). Из плюсов: шик венского вальса прекрасно сел на сбежавшую в Берлин сразу после выпуска Полину Семионову (Ренато Занелла), эксцентричный номер превратил субтильную Марию Кочеткову в большую звезду (Йорма Эло). А лучшим попаданием стал дуэт «Серенада» Натальи Осиповой и Ивана Васильева о свойствах страсти (Мауро Бигонцетти) — плотный, хлесткий, терпкий сумасшедшей органичностью партнерши. И все же самым впечатляющим оказался балет Cinque («Пять») Мауро Бигонцетти. Если искать не героинь, а героев вечера, то это точно итальянец из Болоньи. Хореограф с отличным слухом и неплохой психолог, он нарисовал пять портретов лучших балерин московской школы в диапазоне от замыленной домохозяйки до королевы, от стервы до клоунессы, причем на его индивидуальную неоклассику поработали и эстетика театра марионеток, и костюмы в духе Маринетти, уместившиеся в барочной рамке незаезженного Вивальди. К тому же Бигонцетти вынес на сцену сакральный обряд одевания балеринской пачки, сдобрил спектакль иронией нашего современника, раздавшего дивам сладострастные вздохи и общепонятный итальянский жест «фиг вам». Словом, все прекрасно, все довольны, «Отражения» переходят в постоянную афишу Большо
го театра и поддерживают подвижную модель репертуарной политики, при которой такие яркие вспышки хорошо контрастируют с тихим посапыванием на текущем репертуаре.