Eifman Ballet
DIANA VISHNEVA: ON THE EDGE
LES BALLET DE MONTE-CARLO
Kings of the Dance Tickets
POLINA SEMIONOVA & FRIENDS
SOLO FOR TWO: NATALIA OSIPOVA & IVAN VASILIEV
MIKHAILOVSKY BALLET
MARIINSKY BALLET

Diana Vishneva: Beauty in Motion

Title: Диана Вишнева: знакомая и незнакомая
Author: Александр Фирер
Date: Март 2008 года
Publisher: Вечерняя Москва

На сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко известный американский продюсер Сергей Данилян представил международный проект «Диана Вишнева: Красота в движении». Сегодня Диана Вишнева не только прима-балерина Мариинского театра, но и балерина мира. Она обожаема и Москвой: каждая ее гастроль – аншлагово-адреналиновое событие для балетоманов и стресс для московских прим. На этот раз, уложив на обе лопатки своих соперниц по альма матер Мариинке - Ульяну Лопаткину и ныне москвичку Светлану Захарову (у обеих на этой же сцене недавно были бенефисы), Диана Вишнева «по-станиславскому» удивила столицу! Она всегда фанатично устремлена к новизне и показала не накатанный концерт в духе «Избранное, личное автобиографическое» и не дивертисмент номеров, а представила российские премьеры трех одноактных балетов, поставленных специально для Дианы известными хореографами. Причем ничто не напомнило зрителю ее прежние партии. Никакой классики – шлейф прошлого был отброшен! Более того, в новой пластике она чувствовала себя как рыба в воде.
Сначала был представлен балет Алексея Ратманского «Лунный Пьеро» на музыку Арнольда Шёнберга о скитаниях Пьеро по закоулочным лабиринтам сумрачной души. Четверо танцовщиков в белых блузонах, штанишках и шапочке (бенефициантка, Игорь Колб, Михаил Лобухин, Александр Сергеев) – это одновременно и четыре ипостаси Пьеро в его рефлексиях, и Коломбина, манипулирующая тремя возлюбленными, и полифоничные аспекты любовных переживаний. Диана Вишнева становится эпицентром танцевальной сюиты. Здесь она многоликая лицедейка танца: ее диапазон от героини до клоунессы, от огня к меланхолии. Балерина абсолютно свободна в виртуозностях хореографа и расцветает в ансамблях со своими Пьеро-Арлекинами.
Креативно неузнаваемой Вишнева была во втором отделении вечера. Основатель труппы «Momix» Мозес Пенделтон создал оммаж Вишневой, назвав его «Из любви к женщине». Первый фрагмент «Сны лебедей» навеян «разъятиями» кубистов: во мраке сцены «фосфорисцирующие» руки и ноги, высвеченные ультрафиолетом, словно четвертованные, выстраиваются в геометрические фигуры: сердечки, мордочки, силуэты животных, танцующих человечков. Или складываются в белых лебедей, а в финале улетают как чайки. Вторая часть «Пробуждение зеркала» создана под впечатлением от «Нарцисса» Караваджо. На наклонном подиуме-зеркале лежит фактически обнаженная женщина. Она ведет исповедальный монолог, ведь чуткое зеркало - это и зеркало души, где прячется альтер эго, и зеркало сцены, и чистая гладь озера, в которую нарциссически вглядывается в себя танцовщица. Потрясающий красоты дуэт Дианы со своим отражением, причудливые скульптурные тактильности «сиамских близнецов» переливаются в мираже балеринской плоти. Зрителю явлен неизвестный доселе язык танца из балетного зазеркалья. В финале танцовщица истаивает, превращаясь в узкую полоску света на зеркальной глади и погружаясь по другую сторону реальности. В третьем фрагменте «Водный цветок» Вишнева появляется в шляпе-«люстре» со свисающими до пят нитями прозрачных бус. Подсмотрено это было у Эрте. Как медитирующий дервиш, танцовщица бесконечно вращается (порой даже на коленях): ее шляпа преображается в некий космический цветок, а сама Вишнева – в Аэлиту. Ловко управляясь со столь необычным и красивым аксессуаром, танцовщица превращает его то в летающую тарелку, то в переливы морской воды, то в захватывающее явление природы или вращающуюся галактику.
Если назвать проект «Диана Вишнева: знакомая и незнакомая», то в третьем отделении бенефициантка была больше знакомая – темпераментная, страстная, упоенная и обжигающая танцем. Балет «Повороты любви» был сочинен для Вишневой главой труппы «Сomplexions» Дуайтом Роденом, смешавшим черный джаз с техникой Форсайта. А музыка специально написана Дэвидом Розенблаттом (он же исполнитель). В этом спектакле под бой ударных Диана Вишнева, а также Александр Сергеев и Михаил Лобухин настолько органичны, что в них не заподозришь неофитов. В ритмах любовной лихорадки Вишнева и знаменитый темнокожий танцовщик Дезмонд Ричардсон преодолевают марафон любви через открытие ершистых черт характера, «стружку» притирки, острые углы темпераментов - от упоения друг другом до зова плоти, когда красным цветом расцветает страсть. Тут уместен и легкий стриптиз со сбрасыванием рубашки и с раздеванием до купальника. Вишнева играет с мышцами атлета, а замкнутая в его объятиях, она кажется Дездемоной в руках Отелло. Но не такова Диана, чтобы стать жертвой любовной драматургии. Она сильная и сама диктует повороты любовной антрепризы.