Eifman Ballet
DIANA VISHNEVA: ON THE EDGE
LES BALLET DE MONTE-CARLO
Kings of the Dance Tickets
POLINA SEMIONOVA & FRIENDS
SOLO FOR TWO: NATALIA OSIPOVA & IVAN VASILIEV
MIKHAILOVSKY BALLET
MARIINSKY BALLET

Reviews » Eifman Ballet of St. Petersburg

О бремени страстей
Author: Игорь СТУПНИКОВ
Date: November 30, 2011
Publisher: С.-Петербургские ведомости

Борис Эйфман не раз приводил на балетную сцену исторических личностей, в его хореографических полотнах возникали образы Чайковского, балерины Спесивцевой, французского насмешника над нравами века Мольера, российских правителей Екатерины Великой и Павла Первого. Нынче он обратился к жизни и творчеству великого французского ваятеля Огюста Роден.

...Одетые в бесформенные балахоны, с нелепыми чепчиками на головах, бредут по сцене женщины, пленницы психиатрической лечебницы. Их медленный, бессмысленно-стадный хоровод то и дело взрывается всплесками агрессии, внезапно сменяющейся безразличием ко всему окружающему. Среди пациенток дерзостью, статью и красотой выделяется одна – никого не допускающая в свой мир теней и воспоминаний. Это Камилла Клодель, талантливый скульптор, ученица, муза и любовница Огюста Родена. Так начинается балет, посвященный мучительным отношениям Родена, Камиллы и гражданской жены скульптора Розы Бере.

Любовь мэтра и его юной ученицы длилась пятнадцать лет. Она с радостью делилась с ним своим даром, он принимал его снисходительно, а в минуты триумфов и вовсе забывал о верной соратнице. Их любовная связь осложнялась бескорыстной преданностью Розы Бере, которая неотступно следовала за Роденом, вызывая в скульпторе и досаду, и угрызения совести. Жизненные и творческие испытания оказались не по силам хрупкой душе Камиллы: наступил разлад с миром, безумие оказалось равносильным чувственной любви, лишив художника свободы.

Экспозиция спектакля лаконична, характеры заявлены четко: Огюст Роден (Олег Габышев), всегда напряженный, раздираемый внутренней борьбой, погруженный в планы и раздумья; Камилла (Любовь Андреева) – обнаженный нерв, безоглядный порыв, открытость всем вихрям жизни; Роза Бере (Нина Змиевец), пытающаяся все понять и простить, принести всем покой и душевную гармонию. Все они – «провода под током» (пастернаковские слова). Вспышка энергии, короткое замыкание могут произойти в любой момент – и катастрофа неизбежна.

Самые сложные жизненные коллизии и философские проблемы Эйфман умеет разрешить с помощью пластики и танца, захватывающей дух динамики и «мертвых» статических пауз. Вариации и дуэты героев – это многоцветье красок и нюансов чувств. Значительная победа спектакля – исполнение роли Камиллы Любовью Андреевой, танцовщицей ясных и строгих линий, удивительной музыкальности. Весь хрупкий облик балерины как нельзя более соответствует образу Камиллы Клодель. Любовь Андреева подвергла психику персонажа тонкому исследованию, а человеческий дух – испытанию на прочность. Выразительна Роза Бере Нины Змиевец, ее холодноватый, сдержанный танец словно озаряется изнутри всполохами чувств, и тогда то, что было спрятано, вырывается наружу, обнажая и силу, и беспомощность героини.

Спектакль, показанный на сцене Александринского театра, построен как чреда воспоминаний стареющего Родена. Олег Габышев сумел показать многогранность характера героя. Кордебалет труппы танцует с полной отдачей, замечательны сцены на празднике винограда, где юная Роза предстает в облике обольстительной вакханки; в кабаре «Мулен-Руж», где бойкие француженки отплясывают канкан; в студии скульптора, где из «глины» человеческих тел Роден создает шедевры «Граждане Кале» и «Врата ада».

Музыка спектакля – сборная. Здесь произведения Равеля, Сен-Санса, Массне. Этот коллаж создан Эйфманом с большим мастерством и оставляет впечатление единой партитуры. Соратником и единомышленником Эйфмана выступил художник Зиновий Марголин: в оформлении спектакля своя драматургия, своя эмоциональная палитра, где легкость линий сочетается с одухотворенностью. Костюмы Ольги Шаишмелашвили созданы со вкусом и тонким ощущением эпохи. Художник по свету Глеб Фильштинский наполнил спектакль светосимволами, «смысловыми пятнами» и акцентами.

Балет «Роден» был показан в Петербурге, к сожалению, всего один раз. По-прежнему «бездомная» труппа Бориса Эйфмана во многом зависит от репертуарной занятости площадок других театров. Вскоре премьерный спектакль покажут в Америке, а затем в Москве. Петербуржцы увидят балет лишь следующим летом.